События

Две стихии Гостяева. В первой половине жизни его знали как гребца и тренера, а во второй - как лыжника и учителя физкультуры

Виктор Павлович Гостяев в 69 лет в полном порядке. Пошел шестой год, как на пенсии, но энергии будто и не убыло. Ждет не дождется, когда откроют Горный Алтай, чтобы отправиться на базу отдыха на берегу озера Манжерок, которую строил вместе со старшим сыном Дмитрием, мастером спорта по биатлону. Дел там накопилось полно.

Когда снимут ограничения на соревнования, наверняка найдется работа и на барнаульском гребном канале. Виктор Гостяев - вице-президент краевой федерации гребли, отвечает за судейство.

А зимой… не поверите, но несколько месяцев назад, встав на лыжи после череды больничных злоключений, он только за один заход накрутил 30 километра по «Трассе здоровья»! «Когда работал в школе, мне и 25 было тяжело одолеть, а вот вышел на отдых и набрал спортивную форму, - шутит Виктор Павлович. — катаюсь на велосипеде и лыжах в удовольствие. Прошлый год на лыжах однажды за день 44 километра прошел. Все у меня кипит, работает. И пока сдавать позиции не хочу».

Да я вас просто не знал!

Мы познакомились в конце девяностых, когда я работал в газете «Алтайская правда», а Виктор Павлович был учителем физкультуры в барнаульской школе № 76 в поселке Южном. Его ученики постоянно выигрывали эстафеты на призы краевой газеты. Понятно, что Виктор Павлович был героем моих публикаций. А потом на страницах нашего издания стало часто мелькать имя его сына Кости, очень перспективного лыжника. Он шел след в след за Виталием Денисовым, который немного постарше. Оба в итоге стали спортсменами взрослой национальной сборной России по лыжным гонкам.

И каково же было мое удивление, когда я вдруг узнал, что Виктор Гостяев вовсе и не лыжник, а один из самых титулованных в Алтайском крае гребцов и даже был напарником легендарного Константина Костенко! Как же захотелось расспросить его о гребном прошлом подробнее! Но, как это часто бывает, все возникали какие-то обстоятельства, оттягивающие момент. Наконец, мы встретились в квартире Виктора Павловича - скромной трешке-хрущевке на пятом этаже кирпичного дома в поселке Южном. И проговорили больше двух часов. Не только о первой половине его жизни, но и годах, когда он работал в школе, - не менее интересном времени.

«Купалка» на Оби

- Виктор Павлович, вы учительствовали много лет. А своего учителя физкультуры помните?

- Конечно. Физкультуру в нашей школе преподавал прекрасный учитель - Вахтин Николай Кириллович.

Мне было 11 лет, когда семья переехала из Красноярского края в Барнаул, хотя корни у родителей мордовские. На Горе у нас был свой дом, поэтому учиться я пошел в 21-ю восьмилетнюю школу. Какие спортивные мероприятия и праздники в нашей школе проводились! В любое время года!

 

У Николая Кирилловича Вахтина я стал заниматься лыжными гонками, а потом он передал меня в спортшколу гороно, которая только открылась. Занятия проходили в бору на базе мединститута. Тренировался я там недолго, мы начали строить новый дом, отец у меня был плотником и многое умел, а я ему помогал и в итоге пропустил неделю или две тренировок. Стало стыдно. И тут мой друг, одноклассник Володя Гаврилов говорит: «Я, Вить, секцию нашел, закачаешься! Пойдем туда!». У самого глаза горят. «Ты только никому не рассказывай - там лодок мало». Мне уже 15 лет было. И мы пошли на водную станцию, в народе ее называли «Купалка». Она находилась, где речной вокзал сейчас.

 

Из того класса, в котором я учился, насколько помню, пять человек за сборную края по разным видам спорта выступали. Сережа Банин в хоккей играл в юношеской команде «Мотора», Вера Суртаева бегала 800 метров, Люба Копытова лыжницей была, мы с Володей Гавриловым греблей занимались. В нашей спортивности была большая заслуга школьного учителя. Зальчик у нас был небольшой: два школьных класса разгороженных, высота - три метра. Мы и баскетбол там проводили, и прыжки в высоту, и спортивная гимнастика очень хорошая была. Как каникулы, мы и в шахматы играли, и на лыжах бегали, и во всех соревнованиях, какие только были, участвовали.

- Сейчас вы чему больше радуетесь: весеннему половодью или первому снегу?

- Конечно, весне - все оживает! А сколько воспоминаний связано с водой! Я ведь в гребле с августа 1966 года. Что было тогда плохо, не было у нас тренера. Начинал я при Зворыгине Виталии Николаевиче. Одно время он возглавлял краевой спорткомитет, но, когда я начал заниматься греблей, в спорткомитете уже был Виктор Павлович Соколов, а Зворыгин работал помощником директора по быту на заводе «Ротор». Но когда в Барнаул пришла большая партия спортивных лодок, ему пришлось на общественных началах как бывшему руководителю ведомства, делавшему заказ, организовывать тренировочный процесс. Его об этом настоятельно попросили в спорткомитете. Тем более что с греблей он был знаком.

По тем временам Зворыгин был очень образованным человеком, окончил Томский университет, юрфак. Его на все хватало. Но надо же знать, как тренировать! Он не был в этом деле большим специалистом. Еще руководителем крайспорткомитета он пригласил в Барнаул Бориса Бырдина из Иркутской области, именитого тогда гребца. С прицелом, что Борис Алексеевич будет готовить молодых спортсменов. Но тренерских ставок для гребцов не было, в итоге его трудоустроили тренером по лыжным гонкам/ Хотя иногда на общественных началах Бырдин с гребцами работал и как мог приобщал к гребле своих лыжников. Следом за ним приехали на Алтай братья Костенко - они новые тренировочные технологии привезли, но тоже других гребцов не тренировали. Кинокольцовка у нас была - 16 фотографий Кости Костенко, вот по ним мы сами в основном и учились. Много литературы перелопачивали. Но когда это дойдет без грамотного подсказчика! А с этим беда была.

- А занимающихся много было?

- Около ста человек.

- B как же Зворыгин в одиночку с такой массой народа справлялся?

- Тогда так было: выходим на воду, Зворыгин садится в байдарку-четверку с девчонками - и на ту сторону Оби. Мы за ними. А там песчаная коса была длинная, и вот тренируемся, где потише. Иногда в Затон ходили. Течение на Оби мощное, но никто не утонул. Тогда ведь маленьких в спортивную секцию не принимали. А в 14−15 лет люди уже были самостоятельные, не боялись ничего на воде. Спасательных жилетов, кстати, еще в помине не было. На водной станции за нами числилась одна спасательная моторка, но Зворыгин редко садился в эту тарахтелку, предпочитал байдарку.

Помню 1967 год, идет ледоход, Зворыгин командует: «Вперед!». Мы между льдинами маневрируем. И все здорово как-то было. Первые тренерские ставки появились на Алтае, когда я уже закончил активные занятия греблей.

 

- Вы соревновались в Алтайском крае только с барнаульскими, или еще где-то гребные базы были?

 

- В Бийске была база, относилась к спортобществу «Зенит». Там командовал Строжков Юрий Потапович. В 1968 году мы ездили в Бийск на сборы на весенних каникулах, там уже была открытая вода - местный химкомбинат своими сбросами содействовал. Строжков тоже не был дипломированным тренером, но пять-шесть ребят у него тренировались, они были нашими соперниками.

В Камне-на-Оби была секция, но потом все пропало.

- Когда вы были спортсменом, как Алтай на сибирском фоне выглядел?

- Кроме Омска, в Иркутске была база, откуда Бырдин приехал. Сейчас там уже ничего нет. Дальше были базы в Хабаровске и Владивостоке. Они и сейчас существуют. Правда, Хабаровск опустился низко. А Владивосток на уровне Барнаула сейчас. А было время, очень высоко котировался. Подъем был связан с тем, что в 1964 году, в год Олимпиады в соседней Японии, там хорошую базу для подготовки советских спортсменов построили, все лодки после Олимпиады им оставили. У Кости Костенко напарник в сборной Советского Союза был из Владивостока.

В одной лодке с Костенко

- Расскажите о своей спортивной карьере и как вы стали напарником легендарного Костенко?

- В 66-м году я в гребную секцию пришел, а летом 67-го уже поехал на X Всероссийскую спартакиаду школьников в Ленинград. Мне было 16 лет, в тот год отмечали 50 лет Революции. Очень здорово, красочно было в Ленинграде. Первый старт - занимаем в байдарке-двойке 28-е место из 42. Это неплохо, учитывая, что у нас очень маленький соревновательный опыт был. По сию пору это беда наших гребцов. Страдаем из-за удаленности от основных гребных центров, где и проходит большинство соревнований. Один старт не получился - второго жди год.

Через год я на всесоюзном уровне выступал на соревнованиях спортобщества «Труд», а еще через год - в 1969-м - попал в десятку на байдарке-одиночке на очередной Спартакиаде школьников. Мы ехали в Астрахань через Москву, дней пять не тренировались, а потом еще к чужим лодкам привыкали. Поэтому 10-е место было для меня очень хорошим результатом. После чего меня призвали в армию, и два года для серьезного спорта пропало. Правда, служил в Новосибирске, можно сказать, в полуспортивной роте. Бегал на лыжах, однажды выиграл первенство дивизии по кроссу. Словом, спортивную форму поддерживал.

В 71-м году демобилизовался, а на месте «Купалки» речной вокзал строят. Я в Затон, там у Валеры Ширяева родители жили, мы лодки прямо у них во дворе держали. И потихоньку-потихоньку стал снова грести. И в 1973 году мы с Константином Костенко выиграли Всесоюзную динамовскую спартакиаду в честь 50-летия спортобщества.

Костенко приехал в Барнаул в 1967 году учиться уже именитым спортсменом. Когда он увидел наши тренировки, очень удивился, что мы их так называем. Объем показался ему детским. Много нам дал в тренировочном плане его младший брат Александр Петрович Костенко, очень разносторонний спортсмен: мастер спорта по гребле, сильный гимнаст и легкоатлет неплохой.

На тренировке, помню, сцепимся с Женей Смирновым - и как два быка пашем. Ходили на байдарке по Оби до Бобровки и обратно. Костенко посмотрел-посмотрел на нас и предложил мне составить ему компанию на тренировках по общефизической подготовке. В Барнауле ему не хватало спарринг-партнера, который мог бы поддержать его тренировочный темп. Помню, зимой на лыжах на Широкой Просеке встречались. Я с Горы туда своим ходом, а он - с Южного. И два часа полноценно тренируемся. После армии я электриком на заводе агрегатов работал, он меня спрашивает: «Как ты после такой тренировки еще на работу идешь?». Но я молодым был, здоровья - вагон.

И однажды он предложил мне перейти из спортобщества «Труд» в «Динамо» и сесть с ним в одну лодку, чтобы представлять край на ведомственных соревнованиях. В 1973 году краевое спортобщество «Динамо» нашло возможность откомандировать меня в грузинский Поти, где тренировалась сборная СССР по гребле на байдарках и каноэ. И так получилось, я почти год жил со сборниками. Этого мне хватило, чтобы выиграть с Костенко Всесоюзную спартакиаду «Динамо», а потом - уже с другим напарником - подняться до призового места в Кубке СССР!

 

Костя не любил с кем-то в компании работать, он один тренировался. Подскажет что-то, и все - больше к нему не лез, он своим занят. Тренируйся самостоятельно. Да и постарше меня он был. А многие в сборной, несмотря на титулы, были сверстниками, мы были в общении на равных. И это общение принесло мне большую пользу.

 

В 1973 году на Россовете «Динамо» в Казани мы с Костенко выиграли 10 000 метров и стали вторыми на тысяче, а в Киеве на ЦС «Динамо» победили на десятке. В байдарке-одиночке я на всесоюзных соревнованиях ЦС «Динамо» несколько раз в финалах выступал - был седьмым, четвертым… А в Россовете был уже на первых ролях.

С Костенко я греб в паре только на ведомственных соревнованиях, когда мы представляли динамовскую команду Алтайского края. На других у него партнеры были другие. Если чемпионат СССР проходил среди команд спортивных обществ, то он выступал с динамовцем Александром Захаровым из Казани, они Союз выигрывали. Если чемпионат проводился среди команд республик, то он представлял РСФСР в паре с Вячеславом Кононовым из Владивостока. Раньше один год чемпионат СССР разыгрывался между спортобществами, а другой - между республиками. С Кононовым он и в сборной Советского Союза выступал. Они четыре раза вместе на чемпионат мира ездили.

- Как вам было с Костенко в одной лодке?

- Просто и не расскажешь. Поначалу болтался. У него еще индивидуальная манера гребли необычная - ложился на противоположный борт. Разная манера гребли, разный уровень подготовки - всё было поначалу плохо. Но со временем лодка пошла. Для победы на уровне спортобщества «Динамо» нам хватило.

Был месяц май, пели соловьи

- А какое самое яркое впечатление в вашем спортивном прошлом? То самое третье место в Кубке СССР?

- Конечно. У меня был тогда напарник из Астрахани - Олег Морозов. Вот когда мы почувствовали - идет лодка! В одной байдарке ведь могут сидеть два очень сильных гребца, но они проиграют индивидуально более слабым, если будут работать вразнобой. Костенко с Вячеславом Кононовым в 1974 году Кубок СССР выиграли, Морозовы (полные тезки, первый Владимир - олимпийский чемпион 1964, 1968, 1972 годов, второй - 1976 года) стали вторыми, а мы - третьими, обошли лодку Виктора Царева, вечного соперника Костенко. У всех глаза на лоб полезли.

Идет награждение, кругом чемпионы мира и олимпийские чемпионы, вся элита гребного спорта. И ты среди них. Это было в Житомире, середина мая, соловьи поют…

И тренер, и организатор

- По вашим словам, в Алтайском крае в конце 1960-х - начале 1970-х годов еще не было ни одного штатного тренера по гребле на байдарках и каноэ…

 

- Верно. Первая тренерская ставка появилась в спортобществе «Динамо». Ее занял каноист Валерий Ширяев. Окончив в 78-м году активные занятия спортом, я начал работать с ним фактически одновременно, но на бумаге какое-то время числился «ремонтировщиком» лодок. Меня отправили в «ремонтировщики» (так в трудовой книжке записано. - Прим В.Д.) переводом из органов внутренних дел. Я ведь после окончания школы милиции три года носил лейтенантские погоны. Когда в «Динамо» появилась вторая тренерская ставка, стал тренером уже официально. В это время я уже заочно учился на факультете физвоспитания в нашем пединституте. Поступил туда в 77-м, еще работая в милиции.

 

А в 1979 году мы пробили отделение гребли в краевой спортивной школе. Там нас работало уже трое: я, Александр Семёнович Колупаев и Ирина Яковлевна Егерь позже пришла. А Борис Бырдин, возглавивший спортобщество «Трудовые резервы», взял к себе на тренерскую ставку Женю Смирнова.

Мы стали расширять гребную сеть по краю. Организовали летние лагеря в Змеиногорске, на озере Уткуль под Бийском, в Павловске. Когда в Мамонтово переехал мой одноклассник Володя Гаврилов, то краевая спортшкола дала лодки в Мамонтово, но, к сожалению, Володя рано умер и продолжателя его дела не нашлось. Знаю, что сейчас в планах спортшколы Костенко опять возродить греблю в Мамонтовском районе, открыв там свое отделение.

Лагерь на Уткуле мы пробивали через Крайсовпроф - ходили по кабинетам вместе с Константином Петровичем Костенко. Сильно помогала нам Тамара Андреевна Шабанова - один из руководителей этой организации. А в Павловске здорово помог Володя Абрамов, известный сейчас судья по легкой атлетике, работавший тогда председателем райспорткомитета. Мы дружим с ним с институтской скамьи, учились в одной группе в барнаульском пединституте. У нас было много известных в спорте личностей. Из тех, кто и сейчас на слуху, назову Володю Шкалова, Сергея Белина, Германа Тетерева.

- А правда, что вы тренировали Юрия Шамкова, нынешнего председателя краевой федерации гребли на байдарках и каноэ?

- Да. Верно.

- Угадывалось, что из него получится большой человек - промышленник, политик?

- Этот же вопрос мне, кстати, задавали приезжавшие в Барнаул руководители Международной федерации гребли. Знаю, что Юрий Вениаминович окончил школу с двумя четверками в аттестате. Уже тогда был очень организованным и трудолюбивым. Жил он в районе летного училища на улице Чкалова. Утром до Лапы, где наша база, кросс пробежит, потренируется на воде и бегом назад - до дома. Отучится - и вечером опять на тренировку. На все у него хватало времени - и на спорт, и на учебу. В гребле Шамков выполнил разряд кандидата в мастера спорта. Со своим напарником Сергеем Кривошеиным он занимал второе место на юношеском первенстве ЦС «Урожай».

- Кого еще помните из своих воспитанников?

- Саша Ганин выиграл у меня российский совет «Динамо», а потом на ЦС «Динамо» был четвертым, занимал шестое место на Всероссийских молодёжных играх. Женя Беркетов был вторым на Россовете «Трудовые резервы», Свечников - третьим на Россовете «Динамо». Результаты росли, и чтобы двигаться дальше, надо было создавать спортсменам более благоприятные условия - покупать лодки, отправлять их на сборы. Но здесь я не находил понимания у своих непосредственных руководителей. Наши отношения в итоге зашли в тупик. Я уволился из краевой спортивной школы и устроился в обычную - учителем физкультуры.

Как Лапа стала каналом

- Шамков, по вашим словам, бегал на гребную базу уже на Лапу. А когда она там появилась?

- В 1973 году, на волне нашей с Костенко победы на юбилейной динамовской спартакиаде. Начальник краевого УВД генерал Дорохов, большой любитель спорта, дал команду перевезти на Лапу домик с каких-то динамовских угодий, чтобы сделать там гребную станцию. До этого в этом месте был городской пляж, поэтому с тем же электричеством проблем уже не было. Мы с Валерой Ширяевым туда из Затона приехали. В лодках привезли лом, лопату, топор… Обустраивали базу всем динамовским миром на субботниках - лыжники, биатлонисты, гребцы… Сначала оборудовали эллинг, потом генерал дал приказ построить баню.

- Лапа - это ведь часть бывшей протоки Оби, в нее есть заход со стороны реки. Как я понимаю, нынешний канал, такой, каким мы его сейчас знаем, появился позже?

- В начале 1980-х было принято решение о постройке второго железнодорожного моста. И тут Костенко закрутился. Для строительства железнодорожной насыпи надо же было откуда-то брать грунт, он узнал, что собираются выкопать круглый котлован и оттуда брать песок. Костенко стал убеждать городские, краевые власти, железнодорожников, что можно убить двух зайцев сразу: взять песок так, чтобы получился прямой глубокий канал для гребли; с учетом розы ветров, чтобы спортсменам не мешал боковой ветер. Ездил даже по этому поводу в Москву, искал союзников в спорткомитете СССР. Всех убедил.

Начал школу с двоек

- Вы залуженный учитель России, сколько лет вы проработали в школе?

- 28. Порог 76-й школы переступил 2 августа 1986 года.

 

- Как вас приняли коллеги?

 

- Там очень хорошие ребята-физкультурники работали. Школьников Александр Дмитриевич до сих пор на лыжах бегает. Сверкает по ветеранам - участвует в чемпионатах России по лыжным гонкам и легкой атлетике. Сейчас он массажист. Еще был Снопков Александр Ефимович. Они мне очень здорово помогали.

Но материальная база тогда у нас была не очень. Рядом лес - а лыж нет. Помню, в душевой комнате валялись 3−4 пары. За 28 лет моей работы кладовая пополнилась более чем 300 парами. И наша школа стала в лыжных гонках одной из сильнейших в крае. Мне везло с коллегами. Когда Снопков и Школьников ушли, на смену пришли Константин Михайлович Березиков и Михаил Лукич Казанцев.

- Мне Березиков рассказывал, что в вашей школе одно время 15 педагогов мужчин работали…

- Здорово в наших спортивных делах нам помогал Валерий Геннадьевич Паршков, ныне председатель городского комитета по культуре, преподававший географию в 76-й школе. В прошлом он серьезно занимался борьбой самбо и дзюдо, мы быстро нашли общий язык.

Каждое утро начиналось с бурной планерки - спорили. Бывало, прихожу в школу, а Костя Березиков, он, кстати, мастер спорта по легкой атлетике, уже в зале. Говорит: «Я в пять утра проснулся. Подумал, надо еще до уроков свою идею проверить». Очень творческий человек, не случайно он побеждал во всероссийском конкурсе «Учитель года».

Мы регулярно ходили с учениками в походы, участвовали в сплавах. Проводили в День здоровья между учителями и школьниками турниры по футболу, баскетболу, легкоатлетические эстафеты. И чаще выигрывали. Были случаи, когда Березиков в эстафетах 4×100 метров финишировал уже спиной вперед, потому что разрыв был огромным.

- Школьники вас не испытывали, когда вы только начали работать учителем физкультуры?

- Проверяли поначалу. Зато потом с полуслова понимали. И тренер, и учитель хороши тогда, когда сами могут показать, что требуют от школьников. Помню, один эпизод в начале работы в школе. В программе урока было подтягивание: 12 раз подтянешься - пять, 10 - четыре. Класс спортивный. Помню, брат Натальи Шубенковой - Дмитрий Хитров - в нем учился. До приема нормативов школьники с подколкой такой спрашивают: «А вы сами-то сколько сможете?». Отвечаю: «Кто меньше меня подтянется, всем двойки поставлю». И вот кто 15, кто 18, кто 20 раз подтянулся. Я спрашиваю: «Все?». И после этого подтянулся 23 раза. Взял рабочий журнал и всем двойки поставил. И меня дети приняли.

Или с лыжами история. Я стал на занятиях физкультуры зимой делать упор на занятиях на открытом воздухе - водить детей в лес на лыжах. Понятно, не всем это понравилось. Слышу, пошли разговоры: «Да мы эти лыжи специально переломаем!». Я в ответ: «Ребята, вы потом будете еще благодарить». И стал гнуть свою линию, сам все это время с ними на лыжах. А через год слышу: «Да надоел уже этот зал, когда уже на лыжи!». Хотя зал у нас был очень хороший! Мы первыми в городе поставили в нем пластиковые баскетбольные щиты. У нас был легкоатлетический манеж в подвале школы. Откуда Шубенкова-то появилась? До этого в нашей школе Владимир Федорович Чистяков работал - ее первый тренер. Три мастера спорта международного класса по легкой атлетике из этого подвала вышли - Наталья Шубенкова, Дмитрий Бызов и Алексей Денисов.

Легендарная качалка

- Говорят, в 76-й школе был в свое время один из лучших в городе тренажерных залов. В 90-е такие помещения называли качалками.

- По тем временам, а это был 1989 или 1990 год, мы пробили в районо 20 тысяч советских рублей. Когда я работал в одной связке с Березиковым и Паршковым, большую помощь нам оказывала руководитель этой организации Анна Александровна Дудорова. В нас поверили в районо после того, как наша школьная команда выиграла краевые соревнования по зимнему троеборью ГТО, в которое входили стрельба, лыжные гонки и отжимание.

Тренажеры для школьного атлетического зала мы с Паршковым приглядели в Мамонтово. Спрашиваем: «Где вы их купили?». Нам говорят: «Перечисляйте 20 тысяч, такие же и вам привезем». Деньги мы отдали под честное слово. Они загружают два КамАЗа лесом и везут в Казахстан. Оттуда привозят в нашу школу партию тренажеров. В Барнауле только еще в Научном городке, где учителем физкультуры работал Сергей Сысов, такие же были. Но это мы ему наводку дали.

Когда тренажеры появились, весь поселок Южный к нам потянулся. Для зала мы в подвальном помещении убрали грунт сантиметров на 40, залили пол бетоном. Тройка наша была энергичной - завод «Ротор» в помощники подтянули, объединили учеников для строительства. Общее дело сближает. Когда мы сделали занятия в зале платными, восемь наших главных помощников из числа учеников получили на руки бессрочный бесплатный абонемент.

С эстафетами ошибочка вышла

- Вы в школе только лыжную секцию вели?

- Нет, еще баскетбол у девочек. Человек тридцать ходило. Мы выигрывали первенство района в одно кольцо, а первенство города среди школ тогда еще не проводилось. И человек пятьдесят у меня в лыжную секцию ходило, когда еще нормальных лыж в школе не было.

Считаю, в Барнауле допустили ошибку, когда из городской спартакиады школьников убрали эстафеты «Алтайской правды» - лыжную и легкоатлетическую как обязательные виды. Надеюсь, новое городское руководство спортом поднимет этот вопрос и эстафеты в спартакиаду возвратят. Они - главный индикатор качества проведения уроков физкультуры в школе.

В свое время, я тогда был председателем Совета учителей физкультуры в Барнауле, мы разрабатывали Положение о городской спартакиаде школьников с моим институтским товарищем Владимиром Абрамовым, работавший инструктором физкультуры в гороно. Потом вынесли этот документ на общее обсуждение, и все тогда согласились, что эстафеты должны быть обязательными видами. Ежегодно, с легкой руки Бориса Алексеевича Черниченко, курировавшего в городе образование, 10 лучших учителей физкультуры награждались у нас премией 20 тысяч рублей. Обязательным условием для участия в конкурсе были выступления команд школы в эстафетах «Алтайской правды».

Еще одним ударом по лыжам в школе стало предписание отменять уроки физкультуры на улице при температуре минус 18 градусов для старших классов. И это в Сибири! Вот окончит школьник учиться, что, он в минус 18 на работу не пойдет? Или в армии откажется из казармы выходить?

- Одним из аргументов исключения лыжных эстафет «АП» из обязательных видов программы школьной спартакиады, был, если не ошибаюсь, такой: 76-й школе хорошо, она рядом с лесом, а где нам в густонаселенных кварталах заниматься лыжами…

- Это отговорки. Было бы желание. Тот же Ракшин (основатель торговой сети «Мария-Ра», известный поборник здорового образа жизни. — Прим В.Д.) где ходил, когда был физруком? У него школьный стадион был в 64-й школе. Он просил краевую спортивную школу, которая через забор, разгородить ограждение, чтобы было больше места для лыжных занятий, ездил в трамвайное депо и договаривался с трамвайщиками, чтобы его детей на лыжную базу возили. Можно заниматься и в городе, если желание есть. И его ребята были сильнейшими на эстафетах «АП», на которые собирался весь край.

Ракшин и Гостяев: друзья-соперники

- А вы успели у Александра Фёдоровича выиграть?

- Мы параллельно лет пять работали в школе, пока он не ушел в бизнес. Но я у него выиграл, кажется, только раз командой девочек - когда у меня Клокова бежала и сестры Лусниковы - Ирина и Оксана. Ирина позже стала мастером спорта по лыжным гонкам, а Оксану сейчас знают в спортивном мире по фамилии Жбанникова. Она тренирует девочек в футбольной школе Смертина. Как-то в интернете написала: «Нам повезло, что в школе нашими учителями физкультуры были Константин Михайлович Березиков и Виктор Павлович Гостяев». Мне было приятно.

 

Во время моей работы еще тренером отделения гребли краевой спортшколы, Ракшин как-то по-соседски просил помочь ему с лыжами: «Витя, ну дай мне еще несколько пар». У гребцов ведь тоже лыжная подготовка есть. Прошло несколько лет, «Мария-Ра» проводит масштабный лыжный праздник в бору. Я говорю Александру Фёдоровичу: «Ты помнишь, я тебе лыжи давал». — «Помню». — «Дай мне». — «Нет, не дам. Вот выиграешь первое место по массовости (там круги мотали, и за каждый круг участник получал фишку), получишь 30 пар лыж». Я 150 человек в лес привез. Все считают фишки, я мешок заношу. Ракшин говорит своим: «Не считайте, долго считать. Выдайте ему 30 пар лыж!». Через год я еще 30 пар на его празднике заработал. Александр Федорович таким образом, конечно, здорово помог мне с инвентарем. Плюс у меня появились деньги с тренажерных залов, мы на них еще несколько десятков пар лыж для школы приобрели.

 

- Сколько раз побеждала ваша школа на лыжных эстафетах «Алтайской правды»?

- На память и не помню.

- А легкоатлетические эстафеты выигрывали?

- Ни разу. Но вторыми и третьими очень часто были.

- А кто легкую атлетику в вашей школе вел?

- Колодина Зинаида Григорьевна и Березиков. Они прыжками занимались. Но мы оттуда два-три человека могли взять на эстафету, если честно. У них совсем другая специфика была. Из тренеров-легкоатлетов в нашей школе работали еще Елена Юрьевна Остроухова и Татьяна Ивановна Сидоренко.

Гимнасты у нас в эстафетах бежали, хоккеисты, волейболисты, футболисты, но в основном лыжники.

Вот Александр Жиров сейчас во второй Будеслиге в футбол играет, он же тоже с нашей школы и лыжами у меня занимался. Год ходил. Я спрашиваю: «Сань, а зачем тебе лыжи?» - «Надо!». Богдан Карюкин, вратарь барнаульского «Динамо», тоже в нашей школе учился, в эстафетах бегал.

- Будущих мастеров спорта много через вас прошло?

- Да кто их считал? Могу точно сказать, сколько по лыжным гонкам - пятеро. Последний - Никита Денисов. Правда, он в нашей школе не учился, но Виталий Денисов и его супруга Марина, кстати тоже известная в стране лыжница, возили Никиту ко мне на занятия. Недавно Никита подарил мне лыжи «Фишер» в знак благодарности.

Боль и гордость

- Оба ваших сына тоже добились в спорте серьезных высот… После вопроса о сыновьях Виктор Павлович переменился в лице, протестующее замахал рукой, сдерживая подкативший к горлу ком (его младший сын Константин скоропостижно скончался в 2017 году в возрасте 39 лет - отказало сердце. — Прим. В.Д.).

 

- И все-таки напомните о самых весомых достижениях Кости.

 

- Костя был трехкратным чемпионом России по юношам и двукратным - по юниорам. Занимал третье место на взрослом чемпионате страны. Звание мастера спорта международного класса ему присвоили за результаты на международном турнире «Праздник Севера», где он дважды был вторым. Когда Костя учился в 11-м классе, он стал серебряным призером Европейского юношеского Олимпийского фестиваля (в гонке на 10 км классическим стилем. — Прим. В.Д.). Это было в 1995 году. На чемпионате мира по юниором его лучшим результатом было шестое место. Он два раза выступал за сборную России на чемпионатах мира среди юниоров и один раз - по взрослым.

- А чем ваш старший сын Дмитрий сейчас занимается?

- Работает в компании «Марии-Ра», под его началом большой хлебозавод в Новоалтайске. Он его строил, а сейчас руководит. Кстати, моя мама тоже была хлебопеком. Помните хлеб «Спутник», здоровый такой - двухкилограммовый. В ее бригаде было четыре человека. Когда все они вышли на пенсию, этот сорт хлеба в Барнауле печь перестали.

- В случае с Дмитрием спортивное братство сработало?

- Да, его на работу в «Марию-Ра» Александр Федорович пригласил. Дима получает в компании достойную зарплату. Недавно увлекся триатлоном: бегает кроссы, плавает, крутит велосипед. Вообще, я приобщал своих детей к спорту с плавания. И Костя даже был на краевых соревнованиях в призах.

- Константин же тоже в «Марии-Ра» работал?

- Да.

- А Дмитрию сколько сейчас сколько лет?

- 19 августа будет 45.

Финальный заезд

- Мощное возрождение гребного спорта в Алтайском крае было для вас неожиданным?

- Конечно. Не было бы Юрия Вениаминовича Шамкова, ничего бы этого не было, сто процентов. Что он сейчас делает, это, по-моему, даже невозможно было бы сделать на уровне Всероссийской федерации гребли. Он со всеми сумел наладить контакты.

- А второй ваш любимый вид спорта - лыжные гонки - способен на такое же преображение?

- Все решают кадры. Нет сильных тренеров. Это как в гребном спорте в мою молодость было.

- Специализированная спортивная школа по лыжным гонкам не спасет ситуацию? В нее же и хороших тренеров из других регионов можно привлечь, создав соответствующие условия?

- Если будет хорошая лыжная база у этой спортшколы и действительно сильные тренеры, а еще - базовые для лыжных гонок общеобразовательные школы. Я же в свое время предлагал пять таких школ выделить, все они в лесу стоят - это школа № 93 в Лебяжке, 48-я - на Горе, 76-я школа и 5-я гимназия - в поселке Южном, 24-я школа - на Булыгино. Ко мне со всех дети ходили на тренировки. Но я же не мог работать тренером. Я был школьным учителем, и основной моей обязанностью были уроки физкультуры и внеклассные занятия с учащимися своей школы.

- Чем жив Виктор Павлович на пенсии?

- Сад-огород сейчас, а так провожу время в селе Озерном, на берегу озера Манжерок, где у сына турбаза. Все лето неделю здесь, неделю - там. Ну и, конечно, внуками занимаюсь - у меня два внука и три внучки.

Виталий ДВОРЯНКИН.

Штрихи к портрету

Борис ГЛУМОВ, заслуженный тренер России по лыжным гонкам, личный тренер мастеров спорта международного класса Виталия Денисова и Константина Гостяева, ныне предприниматель, директор магазина спортивных товаров «Чемпион»:

 

- Виктор Павлович - человек по-хорошему упертый. Кого хочешь в своей правоте убедит. Я в магазине никому таких скидок не делал, как ему. Потом уже шутить стал: «Виктор Павлович, я буду узнавать, в какой день ты придешь, нам лучше закрыться, чтобы убытки не нести». Он все равно скидку выбьет. Так и с руководством вопросы решал. В каждом деле должна быть упертость. Все люди такие, которые чего-то достигали. А он много достиг в своей работе. У него была образцовая школа, образцовый спортзал. Он штамповал детей с физкультурным уклоном. Таких даровитых преподавателей немного.

 

В свое время Виктор Павлович передал мне для спортивного роста своего сына Костю, поверив в меня как тренера. Но Костя был уже практически подготовленным спортсменом, разносторонне развитым. Позанимавшись у меня всего полтора года, он вошел в сборную России для участия в Европейском юношеском Олимпийском фестивале. Понятно же, что это не только моя заслуга. Виталий Денисов не побоялся доверить Виктору Павловичу своего сына Никиту на начальной стадии подготовки. А сейчас Никита - сильнейший лыжник края, входит с юношескую сборную России.